Pick topic and tag
Topic
Language
Theme
Topics
Kom igång!

Развитие социальной мысли в эпоху Ренессанса

By I ZAYA
Language: Русский
Published: Saturday, 23 November 2013
Edited: Monday, 23 November 2015
x comments
Science culture history literature philosophy
0 1865 views
Filter
The article has no translations

Андреа Мантенья, Фреска в Камере дельи Спози. 1474. Мантуя

 

Принято считать, что в работах европейских философов проблема человека впервые становится центральной только в период XIV–XVI вв. За этим периодом культурного развития Европы в XIX в. прочно закрепилось название Ренессанс или Возрождение (франц. renaissance возрождение), символизирующее возврат к элементам античного знания и античной культуры, в значительной мере утраченным в Европе с разложением античной цивилизации и выходом на авансцену истории варварских народов.

Одни ученые всецело относят Ренессанс к исторической эпохе, следующей за эпохой Средневековья и обычно именуемой Новым временем в ознаменование масштабности и важности перемен, предопределивших облик современных обществ. Другие историки напротив относят Ренессанс к позднему Средневековью. Третьи разрывают период Ренессанса между обеими эпохами. Однако в истории развития социальной мысли Ренессанс представлял собой самостоятельную эпоху. Именно в эпоху Ренессанса итальянские мыслители впервые употребили понятие Средневековье для обозначения веков, наступивших после распада Античной цивилизации. Позднее термин Средневековье приобретет в устах европейских мыслителей явно выраженную негативную окраску, поскольку эпоху, лежащую между Античностью и Новым временем, с предубеждением будут рассматривать как эпоху невежества и мракобесия. К сожалению, в учебной литературе переход от Средневековья к новому Времени нередко представлен так, будто между ними существовал какой-то совершенно непреодолимый разрыв. Резкое противопоставление Средневековья и Нового времени является традиционным для прогрессистской историографии. Впрочем, уже некоторые деятели позднего Просвещения (к примеру, Анн Робер Жак Тюрго) осознали необходимость пересмотра предвзятого отношения к Средневековью как ко времени, полностью выпавшему из общей линии поступательного развития человечества1. Сторонники романтического направления европейской культуры со свойственной им установкой на поиск идеалов в ином времени порой усердствовали в XIX в. в противоположном направлении, приукрашивая и героизируя Средневековье. Однако прогрессистская историография в целом сохранила к нему свое прежнее негативное отношение, которое воплотилось в контрастирующих оценках средневековой и послесредневековой истории. Сравнение тенденций развития общества в отдельные эпохи – полезный прием в практике обучения студентов и школьников, и когда тенденции, протекавшие в разные эпохи, действительно контрастируют друг с другом, выполнение стоящей перед преподавателем задачи наглядного изложения материала значительно облегчается. Но прибегать к излишнему упрощению материала ради его наглядности тоже не стоит. Важно не только показать самые существенные черты конкретной эпохи, но и помочь учащимся представить, как одна эпоха более или менее органично вырастает из другой в ходе естественного исторического развития.

Альбе́рт Вели́кий (Св. Альберт, Альберт Кельнский,Альберт фон Больштедт,  лат. Albertus Magnus)Фома́ Акви́нский (Фома Аквинат, Томас Аквинат, лат. Thomas Aquinas, итал. Tommaso d'Aquino)

Заметим, что некоторые ученые относят начало эпохи Ренессанса к предшествующим XIV в. столетиям, памятуя, что возрождение интенсивной культурной жизни в Европе началось с XI в.2 (чаще всего в таких случаях нижней границей Ренессанса называют XII–XIII вв.) Действительно, уже тогда состоялось достаточно глубокое знакомство с античным культурным наследием и стали проявляться новые тенденции развития европейской культуры, с которыми принято отождествлять наступление Ренессанса (эти тенденции оказались еще более выпуклыми после XIII в.) Представители французской исторической школы «Анналов», обращающей первостепенное внимание на доминирующие в обществе ценностные ориентации, обнаруживают коренные изменения в мироощущении европейцев, знаменующие смену исторического времени, в XII–XIII вв.3 Вообще многие медиевисты указывают на XII ст. как на переломное в истории Европы. А ведь XII–XIII вв. – самый что ни на есть плодотворный период средневековой схоластики. В XIII в. она будет увековечена именами Альберта Великого (1200–1280), Фомы Аквинского (ок.1225–1274) и др. средневековых мыслителей, чьими усилиями утверждался рациональный способ постижения бытия. Но сам факт, что и хронологическая граница между Средневековьем и Новым временем и датировка наступления Ренессанса по-разному определяются современными исследователями (причем, датировка начала Ренессанса колеблется от работы одного историка к работе другого историка ни много ни мало аж в пределах нескольких веков) уже заставляет усомниться в широко бытующих представлениях о крайне резком культурном разрыве между Средневековьем и Новым временем. Свойственные Ренессансу интеллектуальные споры вряд ли можно адекватно понять, не вспоминая о жизненных реалиях эпохи Средневековья.

Приступая к разговору о Ренессансе, необходимо сделать еще несколько оговорок. В фокусе нашего внимания окажутся представители образованной части населения, отразившие в своем мировоззрении важные изменения в европейской культуре и повлиявшие на ее дальнейшее становление. Но это не означает, что тенденции Ренессанса, при помощи описания которых мы пытаемся обрисовать сущность целой эпохи, были непременно самыми широкомасштабными тенденциями в жизни большинства населения. Напротив, оно в своей массе еще долгое время оставалось в стороне от этих тенденций и продолжало жить в соответствии с прежним традиционным распорядком. Большинство населения как бы оказывается приписанным нами к новой эпохе лишь постольку, поскольку мы довольно волюнтаристски отождествили время его жизни с тем, что с позиций сегодняшнего дня выглядит наиболее ценным в XIV–XVI вв. И все же новые веяния постепенно проникали в жизнь все более широких слоев населения, зачастую воздействуя на нее не столько прямо, сколько опосредовано. Поэтому само использование термина «Ренессанс» уже налагает на нас определенную обязанность не ограничиваться повествованием о достижениях деятелей Возрождения, а рассматривать развитие социальной мысли в историко-культурном контексте, отслеживая преемственность социальной мысли и устанавливая взаимосвязь между судьбоносными явлениями эпохи.

Итак, неотъемлемыми чертами Ренессанса были гуманизм, антропоцентризм и увлечение известными Античности языческими пантеистическим учениям. Гуманизм (лат. humanus человечный) – идейное течение, возводившее в главную ценность человеческого бытия жизнь человека с присущими ей мирскими радостями. Антропоцентризм (греч. anthropos человек, лат. centrum центр) – представление о том, что человек является центром и высшей целью мироздания, способствовавшее сосредоточению философской мысли на проблематике человека. Пантеизм (греч. pan всё и theos бог) – признание присутствия божества внутри всей природы.

Ренессансный гуманизм. Рафаэль Санти (1483–1520), Фреска «Афинская школа», где рядом с Пифагором и Аристотелем изображены Леонардо и Браманте; Raffaello Santi (1483–1520), Stanza della Segnatura im Vatikan für Papst Julius II., Wandfresko: Die Schule von Athen    Ренессансный гуманизм. Донато Браманте (1444–1514), Фреска «Плачущий Гераклит и смеющийся Демокрит»;  Donato Bramante (1444–1514), Crying Heraclitus and laughing Democritus

Гуманизм и философский антропоцентризм развивались, прежде всего, благодаря знакомству с античным искусством, воспевавшим красоту человеческого тела. Присущая католицизму зрелищность и возросшая в позднем Cредневековье популярность изобразительного искусства подготовили благоприятную атмосферу для гипнотической зачарованности образцами античного искусства. Мыслители Ренессанса критикуют средневековую схоластику за отрешенность от повседневной жизни и с благоговением относятся к мирским радостям человека, поскольку видят в нём возвышенное над тварным миром священное существо, стоящее ближе к Богу, чем к остальному животному миру. Поклонник Эпикура итальянский гуманист Лоренцо Валла (1407–1457) объявляет наслаждение высшим благом человека. Личность, таким образом, ставится в центр бытия. Анропоцентризм обосновывал и крупный итальянский гуманист Пико делла Мирандолла (1464–1594), полагавший, что в центр мира «первочеловека» Адама поставил сам Всевышний4. Деятели эпохи Возрождения отвергли средневековое понимание двойственной природы человека, всецело акцентируя внимание на её «божественной» стороне. Это зримо проявилось в искусстве, в том числе в художественной литературе. Удачной иллюстрацией могут служить «Божественная комедия» Данте Алигьери (1265–1321) – поэта, считающегося основоположником современного итальянского языка, или «Декамерон» Джованни Бокаччо (1313–1375), проникнутый антиаскетическим духом. Глубокий мир человеческих чувств передан в стихах Франческо Петрарки (1304–1374). Величественные образы, навеянные не только библейско-евангельскими, но и античными мифологическими сюжетами, свойственны изобразительному искусству эпохи Возрождения. Средневековая тяга художников к иконографической условности изображения и отвлеченности символических образов сменяется стремлением создавать живые символические образы, наделенные физической красотой. Живость нередко достигается за счет реалистичных пейзажей на заднем плане и использования перспективы (ееЛеонардо да Винчи, Дама с горностаем, 1490, Музей Чарторыйских, Краков стали применять несколько раньше, в позднем Средневековье), что придает изображению объемность. Процветает портретная живопись. Такое искусство должно было опираться на внимательное наблюдение за окружающейМикеланджело, Взор «Давида»; Michelangelo, King David: Symbol of Perfection and Justice природой, сближающее художника с ученым-естествоиспытателем. Крупнейший художник эпохи Леонардо да Винчи (1452–1519) был и выдающимся ученым. Другой титан изобразительного искусства – Микеланджело Буонаротти (1475–1564) проявил свой многосторонний талант в скульптуре, живописи и архитектуре, посредством которых пытался выразить гуманистические идеалы. Микеланджело писал: «Совершенно несомненно, что архитектурные части подобны частям человеческого тела»5. Без научных знаний сложно себе представить инновации в архитектуре того периода. Возвращение к принципам и формам античного, по большей части древнеримского, зодчества придает новым постройкам величавую монументальность и гармоничность.

Обращение к эмпирическим исследованиям природы и заметное восстановление позиций сенсуализма происходило под влиянием знакомства с античной философской концепцией одушевленности природы, бытовавшей задолго до Сократа. В эпоху Ренессанса складывается натурфилософия (философия природы), полная мистических ожиданий от эмпирического изучения природы и вдохновленная пантеистическим учением, с которым христианская церковь боролась как с язычеством, порой прибегая к помощи античного же философского наследия Платона и Аристотеля. Исходя из представлений о том, что божество разлито во всей природе, а значит присутствует и в самом человеке, мыслители Ренессанса относятся к природе как к наполненной божественными знаками «Живой Книге», прочтение которой раскроет не меньше тайн, чем само «Божественное Откровение». Наблюдается увлечение алхимией и нумерологией. Несмотря на причастность к мистицизму, естественнонаучные исследования эпохи Ренессанса привели к целому ряду научных открытий, так как зиждились на опытном изучении природы и освоении важных достижений древнегреческой научной мысли. В период Ренессанса образуются независимые от церкви центры науки и искусства. Усиливается роль городов, вместе с развитием мануфактурного производства наблюдается интенсификация торговли, быстро увеличивается число университетов (первые европейские университеты возникли в позднем Средневековье). Многие из них выступают распространителями идей гуманизма.

Известный мыслитель Ренессанса – Никколо Макиавелли Никколо Макиавелли [Никколо Макиавелли] (1469–1527)(1469–1527) в произведении «Государь» нисколько не приукрашивает природу человека, советуя монарху помнить о людских пороках и широко использовать их для поддержания и укрепления власти. В своём описании человеческой природы Макиавелли исходит из возможностей практического применения собственного опыта наблюдения за людьми. Это вполне соответствовало веяниям эпохи. Что же касается макиавеллевского описания человеческой природы, лишенного ренессансного пафоса, то оно тоже является признаком времени. Макиавелли творил на закате эпохи, когда популярность гуманизма в Южной Европе успела пойти на спад. В итальянских землях наступление эпохи Возрождения и ее закат имели место несколько раньше, чем в Северной части Западной Европы.

«Самообожествление» человека рано или поздно должно было дискредитировать себя. Осознание беспомощности людей перед могущественными природными силами необъятной Вселенной – одно из неизбежных следствий становления опытной науки. Ученый и философ Николай Кузанский (1401–1464) создал вполне гуманистическую концепцию, согласно которой конечный человеческий разум может бесконечно приближаться к божественному разуму, ни в коем случае не достигая его полноты, но и не останавливаясь в этом восходящем движении. Для придерживавшегося пантеизма Николая Кузанского, не знающий пределов божественный разум присутствует в мире, что предполагает и бесконечность самого мира. Отсюда вытекала идея существования множества миров, противоречившая прежним представлениям об одном жестко иерархичном конечном мире, в центре которого находится Николай Коперник (1473–1543)расположенная под неподвижным Небосводом Земля, специально созданная для человека (именно на Земле предначертано разворачиваться имеющей конечную цель человеческой истории).  Соглашаясь с идеей бесконечной протяженности космоса, польский астроном Николай Коперник (1473–1543) противопоставит привычной геоцентрической картине мира гелиоцентрическую. Земля предстанет в рукописях Коперника не как центр Вселенной, установленный для воплощения божественного замысла, а всего лишь как одно из весьма скромных по своим размерам космических тел. Учение Коперника было запрещено католической церковью и подверглось также нападкам ее яростных оппонентов из лагеря идеологов реформации. Реформация движение против засилья католической церкви, слившееся с попытками социально-политического переустройства общества. С критикой гелиоцентризма выступил отец реформации – Мартин Лютер (1483–1564). Итальянский монах-доминиканец Джордано Бруно (1548–1600) был объявлен католической церковью еретиком и казнен за то, что пытался развивать гелиоцентрическую теорию Коперника, придавая ей глубокий религиозный и магический смысл, созвучный солярным культам древних религий и противоречивший взглядам официальной церкви. Но Вселенная, лишенная земного центра и вечных очертаний, таила в себе для человека того времени непостижимый смысл бытия, что порождало напряженное, трагическое мироощущение. Французский философ и писатель Мишель Монтень (1533–1592) писал: «Кто уверил человека, что это изумительное движение небосвода, этот вечный свет, льющийся из величественно вращающихся над его головой светил, этот грозный ропот безбрежного моря, – что все это сотворено и существует столько веков только для него, для его удобства и к его услугам? Не смешно ли, что это смешное и жалкое создание, которое не в силах управлять собой и представлено ударам всех случайностей, объявляет себя властелином и владыкой вселенной, даже маленькой частицы которой оно не в силах познать, не то что повелевать ею!»6.

Хотя скептицизм XVI–XVII вв. существенно отличался от античного скептицизма, последний, благодаря переводам работ античных скептиков школы Пиррона, также подпитывал агностические умонастроения европейских мыслителей. Вера гуманистов утрачивала свою убедительность еще и на фоне многочисленных бедствий, постигших человека по его собственной вине, в том числе из-за неспособности предотвратить кровопролитные религиозные конфликты ХVI в., разделившие Европу на два лагеря: католиков и протестантов – сторонников и последователей реформации. Религиозные войны были прямым следствием ослабления контроля католической церкви за интеллектуальной жизнью общества в результате появления конкурирующей идеологии в лице гуманизма. Инквизиция, которую обычно принято отождествлять с «мрачным» Средневековьем, по-настоящему неистовствовала в эпоху Возрождения, когда католическая церковь почувствовала шаткость своих идеологических позиций.

Реформация имела сложные корни. Очевидно, что Мартин Лютер, получивший образование в Эрфуртском университете – рассаднике гуманизма, втягиваясь в борьбу с католицизмом, в какой-то мере разделял гуманистические воззрения на человека, объявляя его способным без посреднической помощи церкви понимать Священное писание и напрямую общаться с Богом. Однако Лютер, как и большинство крупных идеологов реформации того времени, видел в гуманистической вере в величие человека принижение значимости единого Бога, подрывающее устои христианской веры, за чистоту которой так рьяно выступал. Показательна острая дискуссия, разгоревшаяся между Лютером и Эразмом Роттердамским (1469–1536), который, с точки зрения Лютера, приписывал человеку неограниченную свободу воли, неправомерно перекладывая на него практически полную ответственность за спасение души и игнорируя божественную предопределенность. В конечном итоге именно учения протестантов наиболее сильно отразили наметившиеся изменения в мировоззрении европейцев. Протестантизму свойственно подчеркивать важность разумного осознанного принятия христианской веры. Для многих направлений протестантизма оказалось неприемлемым крещение в младенческом, т.е. несознательном возрасте7. Протестантизм не отвергал возможность участия эмпирической науки в богопознании, рассматривая ширившееся опытное изучение природы как изучение мира, сотворенного и управляемого Всевышним.

Тем не менее, до окончательного церковного раскола пребывание гуманистов в лоне католической церкви не было редкостью (идеям гуманизма порой симпатизировали даже высшие иерархи католической церкви), и это тоже отталкивало от католицизма многих верующих, видевших в гуманистической склонности к пантеизму угрозу возврата к многобожию. Католиком и одновременно гуманистом, алхимиком и пантеистом являлся знаменитый естествоиспытатель и врач Филипп Парацельс (1493–1541)8. Гуманистами католического вероисповедания были и уже упомянутый Николай Кузанский, и сам Эразм Роттердамский, который, принадлежа к монашеству, подвергал церковное устройство не менее острой критике, чем многие протестанты, и открыто высмеивал средневековую схоластику. Он посвятил сатирическое произведение «Похвальное слово глупости» английскому гуманисту католику Томасу Мору (1478–1535), оппонировавшему Лютеру и оставившему описание утопического разумно и справедливо устроенного идеального государства с обобществленной собственностью. Эразм Роттердамский впоследствии стал восприниматься и как основатель рационалистического направления теологии, занимавшегося ревизией Священного писания с целью отбросить все, что не поддается разумной интерпретации, и как один из зачинателей научного анализа в теологии. Более того, вопреки собственным намерениям он оказал влияние на развитие протестантского богословия, хотя был негативно настроен к реформации и, подобно многим другим гуманистам католической церкви, все еще надеялся, что путем обновления церкви раскол удастся избежать. В этом возможно тоже проявились иллюзии гуманистов, приукрашавших человеческую природу.

С реформацией нередко связывают наступление Новой истории (иначе, эпохи Нового времени). Правда, в науке нет единства и по поводу точных хронологических рамок Нового времени, но большинство ученых сходятся в том, что отсчет Нового времени следует условно вести от каких-либо важных событий или явлений эпохи Ренессанса, например, от открытия Америки, от начала Реформации и др. Историки из Италии, являвшейся колыбелью гуманизма, склонны отождествлять начало Нового времени с XIV в., т.е. с зарождением итальянского Ренессанса (отметим, что советская марксистская историография, которая, придерживаясь формационного подхода, начало Нового времени переносила за рамки Ренессанса на XVII столетие, в середине которого произошла Английская буржуазная революция, сделавшая неотвратимым отступление феодализма перед нарождавшимся капитализмом). Истоки нынешней европейской культуры принято искать как бы в заново открытой Ренессансом Античности. Появление опытной науки, опирающейся на конкретное, взятое из реальной жизни знание, стало плодом своеобразного синтеза элементов античной и средневековой культуры, причем, не только европейской, но и восточной. Вклад Ренессанса в осуществление этого синтеза и становление современной науки неоспорим.

Христофор Колумб прибывает в Америку; Colón llega a América by Gergio Deluci; Christoper Columbus arrives in America На XV в. приходятся и такие судьбоносные исторические события, как изобретение книгопечатания (со временем расширившего доступ к знаниям), прекращение существования Восточной Римской империи. В 1453 г. под ударами тюрок-османов окончательно пала ее столица – Константинополь. Завоеватели перекрыли караванные пути поставок в Европу пряностей и других, дававших огромные прибыли, товаров с Востока, что стимулировало поиск альтернативных торговых маршрутов, увенчавшийся в 1492 г. открытием Христофором Колумбом (1451–1506) пути в Америку. Так было положено начало эпохе Великих географических открытий (кон. XV–перв. пол. XVII вв.) Установление новых морских торговых путей способствовало перемещению экономического и культурного центра из Средиземноморья в Западную Европу. Приток драгоценных металлов из колоний обеспечил расширение торговли и промышленную экспансию. Другим результатом открытия новых континентов стало знакомство с неведомыми ранее народами, чуждыми для европейцев своим укладом жизни. Их существование ломало прежние представления о человеческом роде и мире в целом, но зато подстегивало интерес к изучению природной сущности человека. В конце XVI в. О. Госманн озаглавил книгу, посвященную природной сущности человека, «Антропологией», что, возможно, было первым со времен Античности употреблением термина антропология, обозначающего учение о человеке. Первый же фундаментальный труд по анатомии человека появился совсем незадолго до этого, в середине XVI в.9 Важным фактором будущего могущества Европы было произошедшее за XVI в. двукратное увеличение численности населения, ускорившее рост городов и промышленности10.

«Реабилитировав» повседневность, эпоха Возрождения переключила внимание философской мысли на мирскую жизнь. Но возвеличенный деятелями Ренессанса человек представал слишком могущественным и самодостаточным, чтобы нуждаться в целенаправленном приложении усилий для покорения окружающего мира. Расширение знаний об окружающем мире, происходившее на фоне ослабления политического и идеологического влияния церкви, позволяло более трезво оценить возможности, способности и истинное положение человека, что неминуемо расшатывало гуманистические мировоззренческие основы и самого Ренессанса. Нараставшее разочарование в человеческой природе грозило окончательной утратой доверия к способности человека не только познать смысл существования мира и собственного пребывания в нем, но даже обнаружить хоть сколько-нибудь ясные жизненные ориентиры.

Для гуманистов было чрезвычайно важным найти такое спасающее от скептицизма объяснение разрыва между далеким от совершенства человеком и пропагандируемыми гуманистическими идеалами, которое подтверждало бы эти идеалы, не входя в явные противоречия с очевидной реальностью. И это объяснение было найдено: человек просто еще не научился пользоваться своим разумом, но в будущем реализация прекрасной человеческой природы обязательно произойдет, человек станет благодаря разуму полновластным хозяином природы и сумеет обустроить жизнь на разумных началах.

Европейская мысль последующих двух веков будет развиваться под знаком рационализма – веры в способность человека адекватно познавать мир и обустраивать его на разумных началах. Проникновение рационализма в онтологию, гносеологию и этику откроет новую страницу в европейской истории. Она окажется неразрывно связанной с эпохой Ренессанса, прежде всего, с присущим ему односторонним гуманистическим истолкованием человека как разумного существа, обладающего прекрасной природой. Вера в человеческую разумность была частично унаследована Ренессансом от Средневековья, считавшего разумность лишь одной стороной двойственной противоречивой человеческой природы. Данное отличие ренессансной трактовки человеческой природы от средневековой имело далеко идущие последствия, особенно актуальные сегодня в свете острых дискуссий об объективности и предназначении социально-гуманитарного знания. Ведь, как подчеркивал крупнейший немецкий философ-экзистенциалист Мартин Хайдеггер (1889–1976), «гуманизм в своем более узком историческом смысле есть» «ни что иное как этико-эстетическая антропология», под которой следует понимать такое «философское истолкование человека», при котором «сущее в целом интерпретируется и оценивается от человека и по человеку»11


  1 Зая И. История социологии. Ч. 1. Предыстория науки об обществе. М, 2013. С. 95.

  2 Мудрагей Н.С. Очерки истории западноевропейского иррационализма. М., 2002. С. 25.

  3 Ле Гофф Ж. С НЕБЕС НА ЗЕМЛЮ (Перемены в системе ценностных ориентаций на христианском Западе XII–XIII вв.) // Одиссей. Человек в истории. М., 1991. С. 30.

  4 Пико делла Мирандола Д. Речь о достоинстве человека // Эстетика Возрождения. Т.1. М., 1981. С. 249.

  5 http://www.rf-u.ru/istoricheskie_lichnosti/referat_mikelandzheloa_muki_i_radosti.php

  6 Монтень М. Опыты. Кн. II. М., 1979. С. 390.

  7 Пивоев В.М. История философии. СПб., 2002. С. 141–142.

  8 Там же. С. 137–138.

  9 Линдбергер К. Обучение истории. М., 1997. С. 42.

  10 Альдебер Ж., Бендер Й., Груша И. и др. История Европы. Минск–Москва, 1992. С.    224–225.

  11 Хайдеггер М. Время картины мира // Время и бытие. М., 1993. С. 51.


И. Зая. Развитие социальной мысли в эпоху Ренессанса

I. Zaya. Development of social thought during Renaissance historic period

Аннотация

Статья посвящена социальной мысли в эпоху Ренессанса. Автор показывает преемственность в истории развития социальной мысли и подчеркивает важноcть свершений эпохи Возрождения для современности.

Ключевые слова:

Ренессанс, гуманизм, антропоцентризм, реформация и протестантизм, Новое время, рационализм.

Resume

The article is devoted to problems of development of social thought during Renaissance historic period. The author tried to explain an inheritance in the history of social thought development and marked an importance of Renaissance achievements for Modernity.

Key words:

Renaissance, humanity, anthropocentrism, Protestant Reformation, New time, rationalism.


0 1865 views
The article has no translations